* * * Живу на даче. Жизнь чудна. Свое повидло... А между тем еще одна душа погибла. У мира прорва бедолаг,- о сей минуте кого-то держат в кандалах, как при Малюте. Я только-только дотяну вот эту строчку, а кровь людская не одну зальет сорочку. Уже за мной стучатся в дверь, уже торопят, и что ни враг - то лютый зверь, что друг - то робот. Покойся в сердце, мой Толстой не рвись, не буйствуй,- мы все привычною стезей проходим путь свой. Глядим с тоскою, заперты, вослед ушедшим. Что льда у лета, доброты просить у женщин. Какое пламя на плечах с ним нету сладу,- Принять бы яду натощак принять бы яду. И ты, любовь моя, и ты - ладони, губы ль - от повседневной маеты идешь на убыль. Как смертью веки сведены, как смертью - веки, так все живем на свете мы в Двадцатом веке. Не зря грозой ревет Господь в глухие уши: - Бросайте все! Пусть гибнет плоть. Спасайте души! 1966
Hosted by uCoz