* * * 
 
Смиренница, ты спросишь: где же стыд? 
Дикарочка, воскликнешь: ты нескромен! 
И буду я в глазах твоих уронен, 
и детский взор обиды не простит. 
 
Но мой восторг не возводил хоромин, 
он любит свет, он сложное простит. 
Я — беглый раб с родных каменоломен. 
Твоя печаль на лбу моем блестит. 
 
Моим глазам, твое лицо нашедшим, 
после тебя тоска смотреть на женщин, 
как после звезд на сдобный колобок. 
 
Меня тошнит, что люди пахнут телом. 
Ты вся — душа, вся в розовом и белом. 
Так дышит лес. Так должен пахнуть Бог. 
 
1971 
Hosted by uCoz